Микроэкономика выбора портфеля

Одна из последних публикаций Симонова, написанная совместно с коллегами из INSEAD и Йеля, посвящена микроэкономике выбора портфеля. По мнению ученых, в реальности поведение индивидуального инвестора сильно отличается от того, что написано в книгах по микрофинансам. Люди принимают часто далеко не самые рациональные решения, считая при этом, что делают умный выбор. Если рассматривать жизнь как портфель, увлеченно рассказывает Симонов, то получается, что люди не диверсифицируют свои риски, не стараются себя застраховать в случае безработицы и т. д.

Наши профессора на Западе довольно редко обращаются к материалу, связанному с Россией. Анна Павлова в своей последней работе, в которой предлагает теорию, объясняющую взаимосвязь рынков ценных бумаг и облигаций в разных странах, сравнивает США и Великобританию. "Мы были бы рады рассмотреть Россию. Но у нас нет данных", - говорит она.

Андрей Симонов говорит, что интересы российских академических экономистов не всегда совпадают с интересами ученых западных. Сейчас он с коллегами пытается организовать в России европейскую финансовую конференцию, и, по его словам, проект продвигается не без труда. "Особенно [противится] старшее поколение - они макроэкономику знают, а микроэкономику не знают совсем", - замечает он.

Но у экономического социолога Валерия Якубовича научный интерес к России сохранился. "Во-первых, это та сфера, где я имею сравнительное преимущество, - объясняет ученый. - Кроме того, никого не интересует, где я собираю данные, главное - сделать свой анализ интересным для широкой научной аудитории". Якубович занимается ролью социальных связей в бизнесе. В России, как стране с высоким уровнем неопределенности, такие связи имеют сейчас большое значение. Но по сути Якубович не видит диаметральных противоположностей использования личных связей в России и в других странах, главное - понять логику, как и почему их используют.

Однако все русские профессора отдают дань уважения советскому образованию в области математики, высоко котирующемуся в международном академическом сообществе. "У нас шикарная финансовая математика. Например, на мехмате МГУ есть дисциплина - "моделирование рынка ценных бумаг как случайного процесса", - говорит Павлова. Во многом это объясняет, почему наши ученые преуспели в финансах. Кроме того, как сказал один из преподавателей, давно не говоривший по-русски, "финансы - это самая хард, не бла-бла-бла, область бизнеса

Написать книгу.

"В нашем бизнесе все просто: рыночная цена зависит от публикаций", - говорит Анна Павлова. Публикации - их количество, качество и влиятельность - главный критерий оценки успехов начинающего профессора. Собственно преподавательская деятельность имеет гораздо меньшее значение в западных университетах, чем в российских, где профессору приходится преподавать круглый год. Например, Валерий Якубович преподает около 120 часов в год. Это примерно полгода, вторая половина года остается на чисто научную работу. "И здесь [в Чикагском университете] не дают административной нагрузки, - добавляет Якубович. - В других университетах могут включить в комиссию по приему докторантов, студентов".

По словам Андрея Симонова из Стокгольмской школы экономики, в Европе работать со студентами приходится даже меньше, чем в Штатах, поэтому можно больше времени посвятить исследованиям (но и зарабатывают европейские профессора меньше). Но для Симонова преподавание на Западе имеет преимущества по сравнению с Россией не столько в отношении загруженности преподавательской работой. "Жизнь академического экономиста в России такова, что слишком много времени тратится на конъюнктурные вещи - например, должна Россия вступать в ВТО или нет. Это интересно, конечно, но это чисто прикладной аспект, академические экономисты не должны на это тратить свое основное время", - объясняет он.

Главная || || Sovet || Sovet1 || Sovet2 || Sovet3 || Sovet4 || Sovet5 || Sovet6 || Sovet7 ||

 ||


„Nikdy se nesměji nejlépe. Bojím se, že by to mohlo být naposledy.“ Jan Werich